Дневник нерождённого ребёнка

«5 октября. Сегодня началась моя жизнь. Мои родители ещё этого не знают, но я уже есть. Я девочка. У меня будут светлые волосы и голубые глаза. Уже всё определено, даже то, что я буду любить цветы.

19 октября. Некоторые говорят, что я ещё не настоящий человек, что только моя мама существует. Но я настоящий человек, так же, как маленькая крошка хлеба – всё же настоящий хлеб. Моя мама есть, и я тоже есть.

23 октября. Мой рот уже открывается. Только подумайте, где-то через год я буду смеяться, а потом и говорить. Я знаю, что моим первым словом будет МАМА.

25 октября. Сегодня моё сердце начало биться совершенно само. С этих пор оно будет спокойно биться всю мою жизнь, никогда не останавливаясь для отдыха.

2 ноября. Я вырастаю немножко каждый день. Мои руки и ноги начинают принимать форму. Но мне придётся ещё долго ждать, прежде чем эти маленькие ножки поднимут меня, чтобы я смогла дотянуться до маминых рук, прежде чем эти маленькие ручки смогут собирать цветы и обнимать папу.

12 ноября. На моих руках начинают формироваться крошечные пальчики. Смешно, какие они маленькие! Я смогу гладить ими мамины волосы.

20 ноября. Только сегодня доктор сказал моей маме, что я живу здесь, у неё под сердцем. Ах, как она, наверно счастлива! Ты счастлива, мама?

23 ноября. Мои мама и папа, наверно, думают, как меня назвать. Но они даже не знают, что я – маленькая девочка.

10 декабря. У меня растут волосы. Они гладкие, светлые и блестящие. Интересно, какие волосы у мамы?

13 декабря. Я уже немножко могу видеть. Вокруг меня темно. Когда мама принесёт меня в мир, он будет полон солнечного света и цветов. Но чего я хочу больше всего – это увидеть мою маму. Какая ты, мама?

24 декабря. Интересно, моя мама слышит тихий стук моего сердца. Некоторые дети приходят в мир больными. Но моё сердце сильное и здоровое. Оно бьётся так ровно: тук-тук, тук-тук. У тебя будет здоровая дочка, мама!

28 декабря. Сегодня моя мама убила меня…»


На конференции акушеров-гинекологов известный французский специалист Жером Лежен обратился к коллегам с вопросом: «Чтобы вы, уважаемые коллеги, предприняли в данном случае? Один ребёнок в семье родился слепым, другой – глухим, третий – болеет туберкулёзом. Сама мать тоже больна туберкулёзом, и она снова беременна…»

Коллеги в один голос возмущённо выдохнули: «Аборт!»

Тогда Жером Лежен произнёс: «Ребёнком, который родился от данной беременности, был Людвиг ван Бетховен»…


«…Люди русские! И мужчины и женщины! Родные! Всем нам надо прозреть и понять, что на территории нашего родного Отечества идёт необъявленная война: на одной стороне взрослые, на другой – их не успевшие родиться дети. Эта война имеет ту особенность, что в ней нет и не может быть выигравшей стороны. Дети гибнут сразу и очевидно, массово, без всякого сопротивления. Взрослые отделываются поначалу ранениями. После первых военных «удач», их ожидает гнетущий «поствоенный синдром», превращающий их в душевных, а часто – и в физических калек.

Зачем нам эта война без победителей?! Родные! Заключим скорее мир – с Господом, с нашими детьми – перестанем убивать наших детишек, наших будущих соотечественников, наше будущее. Ведь если через лет пятьдесят по просторам России будут блуждать толпы инородных пришельцев, а остатки русских будут им прислуживать, это будет только наша вина, вина и мужчин и женщин, вина тех, кто не хочет становиться отцом и матерью. Но тогда и пенять не на кого!»

Священник Александр Захаров


13 тысяч младенцев в день – именно столько убивается в России детей по согласию их матерей.

(По Украине – у барда нет данных, но наверняка это также далеко не одна тысяча младенцев, – прим. авт.)

Что же делать тем, кому совесть не даёт покоя?

«Прежде всего осознать тяжесть этого греха и принести покаяние на исповеди. Надо также попросить священника дать епитимью – церковное наказание для исправления человека, которое привлекает милость Божию.

Епитимья носит не искупительный, а дисциплинарный характер и сообразуется с духовным и телесным состоянием кающегося, она строго индивидуальна. Епитимия, данная одному, не может быть автоматически перенесена на всех. Имеют значение возраст, состояние здоровья, степень воцерковленности кающегося и многое другое, включая внешние обстоятельства.

Но что ещё возможно, кроме исповеди и епитимий, назначенных священником? Здравый смысл подсказывает, что те, кто избавлялись от детей, должны, принеся покаяние, их рожать: «жена (…) спасётся через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим., 2, 14-15). К сожалению, этот спасительный и наиболее верный путь для большинства кающихся уже невозможен по возрасту. Но у тех, кто раскаивается в грехе детоубийства, иногда есть взрослые дети, которые должны перестать делать аборты. Хоть поздно, пусть даже во втором поколении, но прервётся эта цепочка преемственности греха.

Обычно жизнь людей, погубивших младенцев в утробе, омрачается различными скорбями – одиночество, бездетность, семейные проблемы, трудности с воспитанием детей, расстройство душевного и телесного здоровья, бедность. Часто человек не может избавиться от гнетущего чувства зря прожитой жизни.

Но есть ещё один способ облегчить свою совесть. Ежедневно в России совершаются тысячи абортов, причём не где-то в отдалённом месте, а рядом с нами: на соседней улице, в соседнем доме, в ближнем подъезде. Многие из тех, кто идёт в абортарий, делают это неосознанно. Кто по молодости, по глупости, по незнанию, кто под влиянием стечения сиюминутных обстоятельств, под внешним давлением или даже просто так, потому что посоветовала подружка или родственница. Часто в трудной ситуации рядом не оказывается человека, который может сказать правду, объяснить, в чём дело, оказать моральную, а может быть, и материальную поддержку. Таким человеком можете стать вы. Не надо думать, что нужно многое. Часто бывает достаточно проявить любовь, объяснить и рассказать о возможных необратимых последствиях аборта, о том, что это грех. Иногда бывает достаточно подарить человеку пачку пелёнок, чтобы остановить от убийства своего ребёнка. И дело не только в стоимости самих пелёнок, а прежде всего в живом участии. Представьте себе, как мало нужно, чтобы спасти человеческую жизнь, и не только жизнь этого несчастного ребёнка, но и всех его будущих детей и внуков.

В послании св. апостола Иакова говорится: «Обративший грешника от ложного пути его спасёт душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5, 20). И ещё: «Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обречённых на убиение?» (Притч., 24, 11). Очевидно, что тот, кто спасает ребёнка от аборта, спасает человеческую жизнь, а значит покрывает и свои грехи. Те, кто в прошлом совершали аборты, вполне могли бы оказывать материальную помощь тем, кто собирается сделать аборт, чтобы остановить их. Причём не формально, а оказать конкретную, ощутимую помощь. Господь, видя покаяние и плод, достойный покаяния, дела милосердия, спасительное терпение скорбей, силён помиловать любого кающегося грешника».

Священник Максим Обухов


«Совершившим этот грех следует опасаться двух крайностей: оправдывать грех, преуменьшать его значение, и другая крайность – впадать в отчаяние, которое есть высшая форма уныния. Состояние безысходности. Человеку кажется, что выхода нет. Как оправдание греха, так и отчаяние приводит к одному результату: человек лишается покаяния – единственного пути к духовному возрождению.

Покаяние приносит определённое облегчение душам убитых детей, ведь между ними и родителями остаются некие невидимые связи. Но покаяние должно быть сопряжено с двумя условиями: первое – не повторять греха и стараться помочь другим, чем возможно, чтобы они не совершили этого преступления. Второе – молиться за убиенных младенчиков и творить милостыню, которая может принести душе убитого определённую радость. Когда женщина будет посещать храм, исповедоваться и причащаться, когда в каждом живом ребёнке она будет видеть отображение убитого ею младенца и проявлять к ним заботу и любовь, то души её детей в это время будут чувствовать утешение.

На том свете мать увидит своих детей, и если она не может дать им крещения, то, по крайней мере, сможет сказать им: «Я совершила великий грех перед вами, но потом сделала, что могла».

Архимандрит Рафаил (Карелин)


Вся информация темы полностью взята из газеты «НАБАТ». Издатель: ООО «Издательство «Лоза». Россия, Рязань, ул. Лермонтова, 10.